Главное меню
Статьи, документы
Фотоматериалы
Восточная Пруссия
Кенигсберг
Калининградская об
Калининград СССР
Калининград Россия
Поиск по сайту
Форма входа
Ваше мнение
Поддерживаете ли вы идею самоопределения Калининградской области как республики?
Всего ответов: 401
Статистика
Погода
Главная » Статьи » Общие исторические справки » Международно-правовые аспекты ликвидации Восточной Пруссии

К истории территориальной принадлежности Калининградской области

К истории территориальной принадлежности
Калининградской области

Главный город Восточной Пруссии Кёнигсберг был основан в 1255 году немцами-крестоносцами тевтонского ордена как опорный пункт при завоевании ими земли древних пруссов – группы балтийских племен, издревле населявших южное побережье Балтийского моря. С 1312 года в Кёнигсберге обосновался «великий маршал» Тевтонского ордена; город активно заселялся выходцами из различных областей Германии и вошел в состав Ганзейского союза. С самого своего основания Кёнигсберг стал морским портом, хозяйственное значение которого усиливалось по мере роста могущества ордена. К началу XV века в результате захвата прусских и славянских земель в Прибалтике образовалось крупное феодальное государство Тевтонского ордена, владения которого простирались от Вислы до Нарвы, преградив выход к Балтийскому морю Польше, Литве и России. Местное население было почти полностью истреблено, частично бежало за Неман, оставшееся подверглось насильственной германизации и обращению в католицизм.

Угроза со стороны Тевтонского ордена сближала Польшу и Литву, получавших поддержку в борьбе с орденом от русского и других славянских народов. В 1410 году Тевтонский орден потерпел решающее поражение в битве при Грюнвальде, положившее конец его могуществу. Однако потребовалось еще целых полстолетия, чтобы окончательно остановить экспансию крестоносцев.
По Торнскому миру 1466 года, окончившему Тринадцатилетнюю 1454-1466 гг. войну с Польшей, Тевтонский орден, признав себя вассалом Польши, возвратил ей Восточное Поморье. С 1457 года в связи с завоеванием поляками столицы ордена Мариенбурга, где до того времени проживал «великий магистр», его местопребыванием и столицей ордена стал Кёнигсберг.

В 1511 году Альбрехт Бранденбургский из династии Гогенцоллернов был избран «великим магистром» ордена. В 1525 году он принял вероучение Лютера и превратил государство крестоносцев в светское прусское герцогство, земли которого стали наследственным достоянием Гогенцоллернов. В 1618 году было создано объединенное Бранденбургско-прусское государство, находившееся под властью бранденбургских курфюрстов. Вместе с тем вассальная зависимость Пруссии от Польши сохранялась вплоть до 1657 года, когда польский король заручился нейтралитетом Гогенцоллернов в шведско-польской войне ценой отказа от своих прав на Пруссию.
В 1701 году курфюрст Фридрих III получил от императора «Священной Римской империи» титул короля, а Бранденбургско-прусское государство стало королевством Пруссия со столицей в г.Берлин. Однако Кёнигсберг, утратив свое значение столичного города, продолжал играть первенствующую роль в хозяйственной и политической жизни, что выражалось, в частности, в том, что короли Пруссии короновались не в столице, а в Кёнигсберге.

Во время Северной войны России со Швецией (1700-1721 гг.) между Россией и Пруссией сложились постоянные дипломатические связи. Русскими представителями в Пруссии в тот период были князь Ю.Ю.Трубецкой, А.П.Измайлов, граф А.Г.Головкин и др. Прусский король Фридрих Вильгельм был первым, кто признал императорский титул Петра I, присвоенный ему в ознаменование победы России в войне и подписания Ништадтского мирного договора, тогда как большинство европейских государств сделали это только в середине XVIII века.
Период 1756-1763 годов был особым в истории отношений России и Пруссии. Государства, не имеющие общих границ, стали участниками длительной и жестокой войны, известной как Семилетняя, хотя боевые действия непосредственно между Пруссией и Россией длились четыре с половиной года. Эта война была крупнейшим международным конфликтом середины XVIII века. В нем участвовали почти все европейские государства. Англия и Франция воевали друг с другом за колонии и господство на морских путях. Пруссия, выступавшая в качестве союзницы Англии, вела войну за расширение своих территорий в Германии за счет Австрии и Саксонии. Россия и Австрия видели в Пруссии своего главного противника. Австрия не могла примириться с утратой Силезии по Аахенскому миру 1748 года.

В русских правительственных кругах понимали опасность для России политики прусского короля Фридриха II, зарившегося на Курляндию, Польшу и Саксонию. Канцлер А.П.Бестужев-Рюмин считал необходимым быть настороже и создавать союзы для отпора Пруссии. В марте 1756 года «Конференция при высочайшем дворе» выдвинула в качестве главной задачи русской внешней политики на ближайшее время – «короля прусского до приобретения новой знатности не допустить, но паче силы его в умеренные пределы привести и одним словом не опасными его уже для здешней империи сделать» Семилетняя война. Сборник документов. М., 1948, с.25.. Война началась в 1756 году несколькими сражениями армий Австрии и Франции против прусских войск. Российские полки выступили в поход весной 1757 года из Риги по двум направлениям – через Мемель и Ковно они вошли на территорию Восточной Пруссии. В январе 1758 года был взят Кёнигсберг. Предвидя неминуемый захват провинции русскими войсками, представители местной власти решили, что лучше не подвергать опасности жизни населения, города и деревни разрушениям, а отдаться «под другую корону». 11 января русское войско и главнокомандующий Виллим Фермор торжественно вступили в город. По красочному свидетельству очевидца происходивших тогда событий А.Т.Болотова «Въезд его (Фермора) в сей город был пышный и великолепный. Все улицы, окна и кровли домов усеяны были бесчисленным множеством народа. Стечение оного было превеликое, ибо все жадничали видеть наши войска и самого командира, а как присовокуплялся к тому и звон колоколов во всем городе, и играние на всех башнях и колокольнях в трубы и литавры, продолжавшиеся во все время шествия, то все сие придавало оному еще более пышности и великолепия» [Болотов А.Т. Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные им самим для своих потомков. Т.1, СПб. 1873, с. 626.]. Таким образом, Кёнигсберг добровольно перешел под покровительство России, а вся Восточная Пруссия была занята русскими войсками и в ней под начальством русского генерал-губернатора была введена русская администрация. 

Первым генерал-губернатором новой российской провинции был назначен Фермор. Оставалась за ним и должность главнокомандующего русской армией. Но в марте он выехал на Вислу, где сосредоточивалась армия для новых походов. Управление провинцией стало затруднительным. В связи с этим административные функции было решено передать особому губернатору, подчинив его главнокомандующему (генерал-губернатору). В начале мая Фермор объявил всем воинским начальникам, «что в облегчение моих трудов по генерал-губернаторству королевства Прусского определен генерал-поручик Корф с жалованием по 500 рублей на месяц с доходов Пруссии».
После Корфа руководство провинцией осуществляли еще три губернатора: В.И.Суворов (отец А.В.Суворова), П.И.Панин и Ф.М.Воейков. В то же время сохранялась и должность генерал-губернатора. Официально генерал-губернаторы руководствовались манифестом Елизаветы Петровны от 6 марта 1758 года, в котором указывалось: «…соизволяем мы и среди самой войны пещись сколько можно о благосостоянии невиновных худому своему жребию земель, потому торговлю их и коммерцию не пресекать, но защищать и вспомоществовать» [РГАДА, ф.25, оп.1, д.128, л.].
В декабре 1761 года внешнеполитический курс России был резко изменен в связи со смертью императрицы Елизаветы. Ее преемник Петр III, почитатель прусского короля, отказался от всех завоеваний на территории Пруссии и распорядился освободить ее население от присяги на верность российскому императору. Вывод русских войск был закончен в августе 1762 года уже при правлении Екатерины II. Так завершилось почти пятилетнее российское правление в Восточной Пруссии.

В Архиве внешней политики Российской империи имеется фонд документов «Сношения России с Пруссией», в котором хранятся грамоты прусских и российских императоров, материалы об учреждении в России прусского консульства (1726 г.), переписка КИД с диппредставителями в Пруссии, с русскими генерал-губернаторами Пруссии и другие документы.
В последней трети XVIII века Пруссия вместе с Россией и Австрией участвовала в трех разделах Речи Посполитой. В результате первого из них (1772 г.) в состав Пруссии вошла часть старых орденских земель (королевская Пруссия), находившихся с 1466 года во владении польской короны, - Восточное Поморье, часть Кульмской земли и центральной Польши. Таким образом произошло объединение восточной и западной частей провинции. В 1793 и 1795 гг. Пруссия получила Данциг, Торн, Варшаву и ряд других территорий.
Во время Великой французской революции Пруссия вместе с Австрией составила ядро первой антифранцузской коалиции (1792 г.). После ряда поражений Пруссия была вынуждена подписать сепаратный Базельский мир с Францией (1795 г.).
В начале 1802 года произошло событие, определившее на долгие годы генеральное направление российской политики в Европе. Это была встреча прусской королевской четы Фридриха Вильгельма III и Луизы с русским императором Александром I, положившая начало дружбе двух императоров. Практически еще не оформив каких-либо договорных обязательств, Россия стала союзницей Пруссии. Однако к созданной осенью 1805 года третьей антифранцузской коалиции Пруссия не присоединилась, решившись на такой шаг лишь к осени 1806 года, когда Россия, Англия и Швеция объединялись в четвертую коалицию против Наполеона. Но коалиция еще не успела собрать свои силы, как Наполеон молниеносными ударами при Йене и Ауэрштедте разгромил прусскую армию, занял Берлин и оккупировал большую часть территории Пруссии. Война постепенно приближалась к границам России, поскольку театром военных действий стали польские области. В результате сражений под Пултуском и Прейсиш-Эйлау (ныне г.Багратионовск) русские войска задержали наступление французской армии и в апреле 1807 года в Бартенштейне Россия и Пруссия заключили конвенцию, обязавшись продолжать военные действия. Начался второй этап войны. Существенно пополнив свои силы, обе армии успешно противодействовали армии Наполеона вплоть до 14 июня 1807 года. Однако в результате ошибки главнокомандующего русская армия, перейдя в районе Фридланда (ныне г.Правдинск) на левый берег р.Алле, оказалась на открытой местности, совершенно не приспособленной для сражения. Наполеон, быстро оценив ситуацию, сосредоточил свыше 80 тысяч человек против 46 тысяч русских и на исходе дня повел решительное наступление. Русская армия потерпела поражение, Александр I принял решение начать переговоры с Наполеоном.

25 июня 1807 года состоялось знаменитое свидание двух императоров на плоту посередине Немана у г.Тильзит (ныне г.Советск). В итоге переговоров были подписаны мирный договор между Россией и Францией и союзный трактат, направленный против Англии. Российский император признал совершенную Наполеоном перекройку карты Европы и все созданные им новые государства. Вместе с тем, Наполеон, желая расколоть союз России и Пруссии, настойчиво предлагал Александру I Восточную Пруссию вместе с низовьями Немана и Вислы. Российский император отверг французские предложения, с большим трудом ему удалось отстоять существование Пруссии как самостоятельного государства (хотя и в крайне урезанных границах: из польских земель, отошедших ранее к Пруссии в результате разделов Польши, было создано герцогство Варшавское во главе с саксонским курфюрстом. Отнятый у Пруссии Белостокский округ был присоединен к России). Тем самым Александр I разрушил планы Наполеона, о которых тот сказал прусскому полномочному представителю графу фон Гольцу: «Не заступись император России, и мой брат Жером стал бы королем Пруссии, а нынешняя династия была бы изгнана» [Восточная Пруссия с древнейших времен до конца Второй мировой войны. Калининград, 1996, с.314.].

После окончания войны 1806-1807 годов центр политической и военной жизни Пруссии переместился в ее восточную часть – вначале в Мемель, а затем в Кёнигсберг. В этот период в Пруссии были произведены общегосударственные реформы, в том числе и военные. Эти преобразования не остались незамеченными Наполеоном. По его требованию Фридрих Вильгельм III освободил от должности инициатора реформ первого министра Генриха Штайна, который был вынужден отправиться в Петербург на службу к Александру I. В то же время посол Х.А.Левин доносил из Берлина, что в Германии «все взоры обращаются к России», и что многие прусские офицеры «выразили желание поступить на службу в нашу армию в случае войны с Францией» [ДВПР, сер.1, т.IV, М., 1963, с.115-116.]. После того как Пруссия под давлением Наполеона 24 февраля 1812 года заключила союз с Францией против России, Штайн принялся за создание комитета по немецким делам в России и приступил к организации сил сопротивления французам.

В 1812 году Восточная Пруссия стала местом сосредоточения мощной группировки французских войск для похода в Россию, незадолго до начала которого Наполеон прибыл в Кёнигсберг, где провел первые смотры войск. В составе французских войск были и прусские части. Начались военные действия на рижском направлении, которые не принесли славы ни французам, ни тем более пруссакам. Русским войскам удалось защитить Ригу, а прусский корпус под командованием генерала Йорка вынужден был отступить к прусским границам. 29 декабря 1812 года Йорк принял решение пойти на разрыв с французами. На следующий день была подписана Тауроггенская конвенция. По ее условиям прусский корпус на два месяца (до принятия решения на государственном уровне) становился нейтральным. Само по себе это событие не имело решающего значения для боевых действий наступавшей русской армии, так как ее перевес над противником в тот период был неоспорим. Более значительным оказался политический результат конвенции. В последующем ее оценят как сигнал всей Европе к выступлению против Наполеона.
6 января 1813 года в Кёнигсберг вошли русские войска. К исходу месяца Пруссия была освобождена от наполеоновских войск. Началось создание народного ополчения. В Кёнигсберг прибыл представитель Александра I Г.Штайн, назначенный затем президентом административного совета союзных держав для Северной Германии.

О росте национально-освободительного движения среди пруссаков свидетельствует формирование русско-немецкого легиона, который был вооружен и снабжен всем необходимым для ведения боевых действий при активном участии России.
Проект создания немецкого легиона был предложен Штайном Александру I за несколько дней до вторжения Наполеона в Россию. В официальной переписке корпус, сформированный из немцев-эмигрантов и военнопленных, получил название «русско-немецкий» или «российско-германский» легион. Местом формирования легиона первоначально был избран Ревель (Таллин). В феврале он проследовал через Тильзит и в марте 1813 года сосредоточился в Кёнигсберге. Следует отметить, что легион не пользовался вниманием руководства Пруссии. Скорее, наоборот. Поэтому активных участий в боях не принимал. Но факт создания такого формирования заслуживает внимания.
Новый толчок патриотическому движению в Пруссии дал переход русских войск через ее восточные границы. В Кёнигсберге начал выходить журнал, призывающий немцев вооружаться и присоединяться к русской армии.
16 февраля 1813 года в Калише был подписан русско-прусский союзный договор, обусловивший восстановление территории в пределах, соответствовавших положению Пруссии до войны 1806 года.

На Венском конгрессе 1815 года, созванном союзниками после разгрома наполеоновской империи, был подписан Генеральный акт о создании Германского союза, в который вошли 34 государства, в том числе Пруссия со своей восточной провинцией и четыре вольных города – Бремен, Гамбург, Любек, Франкфурт-на-Майне. Конгресс не пожелал восстанавливать Священную Римскую империю германской нации, которая прекратила свое существование в 1806 году. В то же время не ставилась цель объединить в Германском союзе немецкие государства в единое целое. Конгресс сохранил их раздробленность при полной самостоятельности во внешних сношениях, создавая таким образом общий противовес Франции на ее восточной и северной границах. Восточная Пруссия, давшая свое имя Бранденбургскому государству и открывшая ее маркграфу и курфюрсту путь к королевской короне, была окончательно низведена до положения провинции. В апреле 1815 года постановлением центрального правительства на территории Восточной Пруссии было создано два административных округа: Кёнигсбергский и Гумбинненский. В 1824 году обе провинции были объединены. С тех пор почти в течение пятидесяти лет, до образования империи, административная система объединенной провинции – Западная и Восточная Пруссия – практически не менялась.
Новый этап реформирования административного устройства Восточной Пруссии связан с именем Отто фон Бисмарка, которого в 1862 года король Вильгельм I назначил главой правительства. В 1871 году завершился процесс образования Германской империи. В 1878 году две провинции вновь разделились, и Восточная Пруссия стала самостоятельной, в ее состав вошли два округа – Кёнигсберг и Гумбинен и 36 уездов.

К концу XIX века Россия и Германия оказались во враждебных военно-политических лагерях. Реальной становилась перспектива войны между союзами Германии и Австро-Венгрии, с одной стороны, России и Франции – с другой. С началом первой мировой войны в августе 1914 года Восточная Пруссия стала ареной военных действий. Через несколько недель после начала войны Россия узнала о трагических событиях, развернувшихся на территории Восточной Пруссии, о гибели 2-ой армии генерала А.В.Самсонова, о поражении армии П.К.Ренненкампфа. «Общие потери [русской армии] в Восточной Пруссии исчислялись в 245 тысяч человек, в том числе 135 тысяч пленных» [Строков А. Вооруженные силы и военное искусство в первой мировой войне. М., 1974, с.240.]. Велики были и потери Восточной Пруссии, так как провинция была единственной немецкой территорией, на которой происходили боевые действия. По Версальскому мирному договору 1919 года, завершившему войну, Германия, наряду с другими обязательствами, признав полную независимость Польши, отказалась в ее пользу от части Верхней Силезии; вопрос об остальной ее части, так же как и о некоторых округах Восточной Пруссии (Мариенвердер и Алленштайн), должен был решиться проведением плебисцитов по вопросу их государственной принадлежности. Однако эти южные районы Восточной Пруссии так и не отошли к Польше. Плебисцит был проведен в июле 1920 года, 84,3 % населения проголосовали за вхождение в Восточную Пруссию. Эти территории составили восточнопрусский административный округ Мариенверден.

Кроме того, по Версальскому миру от территории Восточной Пруссии были отделены Мемельский район и город Мемель, которые передавались под управление Лиги наций (в 1924 году эти территории вошли в состав Литвы). От Восточной Пруссии отделялась также область Зольдац; Германия отказалась от прав на г.Данциг с округом, который объявлялся вольным городом под защитой Лиги наций.
В целом Восточная Пруссия потеряла около 315 тысяч гектаров площади и 166 тысяч своих прежних граждан. Провинция оказалась отрезанной от остальной части Германии (так называемым Польским (Данцигским) коридором) и столкнулась с большими экономическими трудностями. Оборвалось транзитное русское транспортное и товарное сообщение – важнейший источник доходов. До первой мировой войны Кёнигсберг обслуживал громадные российские районы, через него шли русские товары из двадцати двух губерний. Зерно и семена поступали в Кёнигсберг железнодорожным путем через пограничные станции Вержблово и Граево. Часть зерна в Кёнигсберге перегружалась на пароходы и морем направлялась в другие страны или в глубь Германии, часть использовалась в провинции. Вся эта четко налаженная система перевозок оказалась разрушенной.

В 1922 году в Рапалло между СССР и Германией были восстановлены дипломатические отношения. У Восточной Пруссии вновь на востоке появился важный хозяйственный партнер. В апреле 1923 года в Кёнигсберге было учреждено Консульство СССР (нота МИД Германии Полпредству СССР от 7 апреля 1925 года). В феврале 1928 года оно было преобразовано в Генконсульство на основании договоренности путем обмена нотами между Полпредством СССР в Германии и МИД Германии 17 марта и 15 июня 1928 года. Закрыто в феврале 1938 года (нота Полпредства СССР в Германии МИД Германии от 3 мая 1938 года).

В августе 1940 года консульство было вновь открыто на основании договоренности путем обмена нотами между посольством Германии в СССР и НКИД СССР 20 и 29 апреля 1940 года. В декабре 1940 года преобразовано в Генконсульство. Закрыто в июне 1941 года в связи с нападением фашистской Германии на Советский Союз [Главы консульских представительств СССР за рубежом. 1917-1984 гг. ИДУ МИД СССР, 1985, с.36.].

О послевоенном устройстве Германии союзники по антигитлеровской коалиции обменивались мнениями уже осенью 1941 года. 27 ноября 1941 года английский премьер-министр в беседе с советским полпредом впервые поставил вопрос о расчленении Германии на части и прежде всего отделении Пруссии от остальных частей Германии. «Главная вина лежит на Пруссии», - сказал тогда У.Черчилль [АВПРФ, ф.048, оп.11ж, п.64, д.1, л.20.]. 5 декабря при новой встрече с полпредом уточнил свою мысль: «Основная задача состоит в том, чтобы раз и навсегда ликвидировать германскую опасность. Для этого необходимо полное разоружение Германии, по крайней мере на целое поколение, и раздробление Германии на части, прежде всего отделение Пруссии от остальных частей Германии» [Советско-английские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. том 1, М., 1983, с.182.].

В дальнейшем вопрос о расчленении Германии был одним из важных и постоянных пунктов в переговорах между союзниками.
В январе 1942 года по распоряжению Ф.Рузвельта в США была создана «Консультативная комиссия по послевоенным проблемам», основной задачей которой являлась разработка планов послевоенного устройства Германии. Эта комиссия вскоре предложила на рассмотрение правительства США планы, которые предусматривали раздел Германии на три, пять или семь совершенно обособленных частей.
Что касается Советского Союза, то еще 16 декабря 1941 года во время переговоров в Москве с А.Иденом Сталин предложил приложить к проекту договора о совместных действиях секретный протокол (не были подписаны), в котором предлагалось разделить Германию на ряд самостоятельных государств, отделить Восточную Пруссию и часть ее с Кёнигсбергом передать СССР сроком на двадцать лет в качестве гарантии возмещения понесенных СССР убытков от войны с Германией [СССР и германский вопрос. 1941-1949, т.1, М., 1996, с.138.].
Интерес союзников к вопросу о том, как поступить с Германией после ее поражения, возрастал по мере военных побед над ней. В частности, на седьмом заседании Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании (19-30 октября 1943 года) был рассмотрен пункт 7 повестки дня – обращение с Германией и другими странами оси, поставленный на обсуждение конференции по инициативе США. Министр иностранных дел Великобритании А.Иден изложил план британского правительства относительно будущего Германии. «Мы хотели бы, - сказал он, - разделения Германии на отдельные государства, в частности мы хотели бы отделения Пруссии от остальной части Германии» [Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., т.1, Московская конференция, М., 1978, с.181.].

При обсуждении американского предложения В.М.Молотов отметил, что в общественном мнении Советского Союза также существует группа лиц, которая «высказывается за расчленение Германии путем решения этого вопроса сверху союзниками» [Там же, с.183.].
На четвертом заседании Тегеранской конференции руководителей трех союзных держав – СССР, США и Великобритании (28 ноября – 1 декабря 1943 года) президент Рузвельт предложил обсудить вопрос о расчленении Германии. Он заявил, что с целью «стимулировать» дискуссию по этому вопросу он хотел бы изложить составленный им «лично два месяца тому назад план расчленения Германии на пять государств». Так, по его мнению, «Пруссия должна быть возможно ослаблена и уменьшена в своих размерах. Пруссия должна составлять первую самостоятельную часть Германии…» [Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., т.2, Тегеранская конференция, М., 1984, с.148-149.].

Английский премьер-министр Черчилль выдвинул свой план расчленения Германии. Он предложил, прежде всего, «изолировать» Пруссию от остальной Германии. «Я держал бы Пруссию в жестких условиях», - заявил он [Там же, с.149.].
Сталин в этой связи сказал, что «русские не имеют незамерзающих портов на Балтийском море. Поэтому русским нужны были бы незамерзающие порты Кёнигсберг и Мемель и соответствующая часть территории Восточной Пруссии. Тем более, что исторически – это исконно славянские земли Это обоснование Сталина неверно, т.к. пруссы никогда не были славянскими племенами. Но эта точка зрения имела место в советской историографии, поскольку в одной из работ К.Маркса пруссы были названы славянскими племенами.. Если англичане согласны на передачу нам указанной территории, то мы будем согласны с формулой, предложенной Черчиллем» [Там же, с.150.].
Это предложение о передаче СССР незамерзающих портов на Балтийском море находилось в соответствии с признанием западными державами права СССР иметь выход к незамерзающим морям. Во время беседы глав правительств во время завтрака 30 ноября Черчилль заявил, что «России необходимо иметь выход к незамерзающим портам» и «…англичане не имеют против этого никаких возражений» [Там же, с.126.]. 4 февраля 1944 года в послании У.Черчиллю по вопросу о границах Польши Сталин вновь повторил свою мысль: «Что касается Вашего заявления полякам, что Польша могла бы значительно раздвинуть свои границы на западе и севере, то, как Вы знаете, мы с этим согласны с одной поправкой. Об этой поправке я говорил Вам и президенту в Тегеране. Мы претендуем на то, чтобы северо-восточная часть Восточной Пруссии, включая Кёнигсберг, как незамерзающий порт, отошла к Советскому Союзу. Это единственный кусочек германской территории, на который мы претендуем. Без удовлетворения этой минимальной претензии Советского Союза уступка Советского Союза, выразившаяся в признании линии Керзона, теряет всякий смысл, как об этом я уже Вам говорил в Тегеране» [Переписка председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., т.1, М., 1976, с.235.].

Позиция СССР по вопросу о Восточной Пруссии накануне Крымской конференции изложена в кратком резюме записки Комиссии по вопросам мирных договоров и послевоенного устройства «Об обращении с Германией» от 12 января 1945 года:

«1. Изменение границ Германии.
Предполагается, что Восточная Пруссия отойдет частью к СССР, частью к Польше, а Верхняя Силезия к Польше…
2. О государственном переустройстве Германии.
Официальная позиция Англии и США по этому вопросу еще не известна. В беседе с тов.Майским Иден высказывал сомнение в целесообразности расчленения, отдавая предпочтение экономической децентрализации. На Московской конференции Иден говорил, что по этому поводу имеются разногласия в британском кабинете, не сказав, какое мнение там господствует и что об этом думает Черчилль. После своего посещения Вашингтона в 1943 году Иден рассказывал, что Рузвельт говорил ему о необходимости образования из Германии трех государств: Пруссии, Рейнской Федерации и Южногерманского Союза. Тот же Иден говорил, что, по мысли Самнера Уэллеса, Германия должна быть разделена на Пруссию, Рейнскую область плюс Баден и Южногерманское государство (Бавария, Вюртемберг и Саксония). На Московской конференции Хэлл говорил, что в американском правительстве имеется расхождение по вопросу о формах децентрализации Германии и что влиятельные члены стоят за раздробление ее.

В литературе наименьшее возражение вызывает вопрос об отделении Пруссии от остальной Германии. Пруссия даже после отделения от нее ее восточной части и Силезии может все еще представлять собой через 10-20 лет довольно грозное государство, достигнув примерно потенциала довоенной Франции. Учитывая особую воинственность и традиции Пруссии, необходимо стремиться к раздроблению самой Пруссии…» [АВПРФ, ф.07, оп.10, п.16, д.212, л.2-5.].

Англия и США в принципе согласились удовлетворить советское предложение. В послании И.В.Сталину, полученном в Москве 27 февраля 1944 года, Черчилль указал, что передачу СССР Кёнигсберга и прилегающей к нему территории английское правительство считает «справедливой претензией со стороны России… Земля этой части Восточной Пруссии обагрена русской кровью, щедро пролитой за общее дело… Поэтому русские имеют историческую и хорошо обоснованную претензию на эту немецкую территорию» [Переписка председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., т.1, с.242-243.].

В этом же послании Черчилль впервые четко говорит о необходимости «осуществить переселение немецкого населения…»
Следует подчеркнуть, что с самого начала переговоров между союзными державами относительно послевоенного устройства границ в Европе вопрос о судьбе Восточной Пруссии постоянно рассматривался как часть так называемого польского вопроса. У.Черчилль 1 февраля 1944 года в послании И.Сталину, информируя его о своей встрече с представителями польского правительства в Лондоне, передавал суть своего разговора: «Я сказал, что мы и вступили в войну из-за Польши, мы пошли на это не из-за какой-либо определенной линии границы, но ради существования сильной, свободной и независимой Польши, что поддерживает маршал Сталин…» [Переписка председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., т.1, М., 1976, с.230.].
Премьер-министр польского эмигрантского правительства С.Миколайчик в телеграмме представителю польского эмигрантского правительства в Польше писал в октябре 1944 года о польско-советских переговорах в Москве: «Переговоры в Москве принесли определенные плюсы. Главный из них – это отношение держав к нашим западным границам. Россия решительно поддерживает границу по Одре с Ополе, Щецином, Гданьском и Восточной Пруссией, за исключением Крулевца… За такую же западную и северную границу высказался и Черчилль, выразив готовность публично заявить об этом в случае урегулирования советско-польских отношений. Англо-советская декларация гарантировала бы передачу соответствующих территорий Польше и выселение с них немцев…» [Документы и материалы по истории советско-польских отношений. 1944-1945, т.8, М., 1973, с.284.].

Позиция США также была ясна. В одном из писем президента США Ф.Рузвельта премьер-министру эмигрантского правительства С.Миколайчику в ноябре 1944 года по вопросу о границах Польши говорится: «…Что касается будущих границ Польши, то если польское, советское и английское правительства достигнут по этому вопросу соглашения одновременно с предложенной Польше компенсацией за счет Германии, то наше правительство возражать не будет…
Если бы в связи с новыми границами польского государства польское правительство и польский народ желали бы провести переселение национальных меньшинств из Польши или в Польшу, то правительство Соединенных Штатов ничего не имело бы против и в меру практических возможностей оказывало бы содействие такому переселению…» [Документы и материалы по истории советско-польских отношений. 1944-1945, т.8, с.292.].

4-11 февраля 1945 года состоялась Крымская конференция, на которой руководители трех союзных держав практически решили вопросы, связанные с будущими границами Польши и судьбой Восточной Пруссии.
В ходе переговоров премьер-министр У.Черчилль и президент Ф.Рузвельт заявили, что в принципе они выступают за расчленение Германии. Черчилль, в частности, снова развил свой план отделения Пруссии от Германии и «создания еще одного большого германского государства на юге, столица которого могла бы находиться в Вене» [Крымская конференция руководителей трех союзных держав – СССР, США и Великобритании 4-11 февраля 1945 г. М., 1979, с.65-66.]. При этом он напомнил о беседе со Сталиным 17 октября во время своего визита вместе с министром иностранных дел в Москву 9-18 октября 1944 года. Черчилль тогда сказал, что, «по его мнению, причиной зла является Пруссия, поэтому Пруссию нужно отделить от Германии… Сталин на это заметил, что то, что останется от Пруссии после отхода от нее территорий к Польше и к Советскому Союзу, может быть выделено в отдельное государство» [АВПРФ, ф.06, оп.7а, п.58, д.19, л.3.].
На конференции Черчилль вновь повторил, что он «имеет в виду мощь Пруссии – главную причину всех зол. Вполне понятно, что если Пруссия будет отделена от Германии, то ее способность начать новую войну будет сильно ограничена» [Крымская конференция руководителей трех союзных держав – СССР, США и Великобритании 4-11 февраля 1945 г., с.66.].
В связи с обсуждением на конференции «польского вопроса» было по существу решено, что «вся Восточная Пруссия не должна быть передана Польше. Северная часть этой провинции с портами Мемель и Кёнигсберг должны отойти к СССР» [АВПРФ, ф.06, оп.9, п.43, д.640, л.34.]. Делегации СССР и США согласились с предоставлением Польше компенсации «за счет Германии», а именно: части Восточной Пруссии «к югу от линии Кёнигсберга», Верхней Силезии «вплоть до линии реки Одер» [Крымская конференция руководителей трех союзных держав – СССР, США и Великобритании 4-11 февраля 1945 г., с.158.]. В «Советском проекте по Польше» территория Восточной Пруссии не упоминалась [Там же, с.130.].

Более подробно вопрос о Восточной Пруссии был рассмотрен на Берлинской (Потсдамской) конференции руководителей трех союзных держав 17 июля – 2 августа 1945 года, проходившей уже после окончания боевых действий в Европе.
На пятом заседании министров иностранных дел 22 июля советская делегация передала делегациям США и Англии предложения относительно Кёнигсбергской области: «Конференция выразила согласие с предложением Советского Союза о том, чтобы впредь до окончательного урегулирования территориальных вопросов на мирном конгрессе, прилегающая к Балтийскому морю часть западной границы СССР проходила от пункта на восточном берегу Данцигской бухты, обозначенного на прилагаемой карте к востоку – севернее Браунсберга – Гольдапа к стыку границ Литовской ССР, Польской Республики и бывшей Восточной Пруссии» [Берлинская (Потсдамская) конференция руководителей трех союзных держав – СССР, США и Великобритании 17 июля – 2 августа 1945 г., М., 1980, с.351.].
23 июля на седьмом заседании глав правительство был рассмотрен вопрос о передаче Советскому Союзу района Кёнигсберга в Восточной Пруссии. Сталин при этом заявил, что «президент Рузвельт и г-н Черчилль еще на Тегеранской конференции дали свое согласие на этот счет, и этот вопрос был согласован между нами. Мы хотели бы, чтобы эта договоренность была подтверждена на данной конференции» [Берлинская (Потсдамская) конференция руководителей трех союзных держав – СССР, США и Великобритании 17 июля – 2 августа 1945 г., М., 1980, с.161-162.].

В ходе обмена мнениями делегации США и Англии подтвердили свое согласие, данное в Тегеране, на передачу Советскому Союзу города Кёнигсберга и прилегающего к нему района.
В Протоколе Берлинской конференции трех великих держав от 1 августа 1945 года в разделе V и в Сообщении о Берлинской конференции трех держав от 2 августа 1945 года в разделе VI «Город Кёнигсберг и прилегающий к нему район» было сказано:

"Конференция рассмотрела предложение Советского правительства о том, чтобы впредь до окончания решения территориальных вопросов при мирном урегулировании прилегающая к Балтийскому морю часть западной границы СССР проходила от пункта на восточном берегу Данцигской бухты к востоку – севернее Браунсберга-Гольдапа к стыку границ Литвы, Польской Республики и Восточной Пруссии. 
Конференция согласилась в принципе с предложением Советского правительства о передаче Советскому Союзу города Кёнигсберга и прилегающего к нему района, как описано выше. Однако точная граница подлежит исследованию экспертов.
Президент США и премьер-министр Великобритании заявили, что они поддержат это предложение на конференции при предстоящем мирном урегулировании" (Цит. по: Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XI.- М., 1955.)




Источник: http://www.mid.ru/ns-arch.nsf/88ff23e5441b5caa43256b05004bce11/9c481706d270f60ec325716c003fe0ae?OpenDocument
Категория: Международно-правовые аспекты ликвидации Восточной Пруссии | Добавил: das (25.06.2010)
Просмотров: 3566 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2020