Главное меню
Статьи, документы
Фотоматериалы
Восточная Пруссия
Кенигсберг
Калининградская об
Калининград СССР
Калининград Россия
Поиск по сайту
Форма входа
Ваше мнение
Поддерживаете ли вы идею самоопределения Калининградской области как республики?
Всего ответов: 401
Статистика
Погода
Главная » Статьи » Общие исторические справки » Международно-правовые аспекты ликвидации Восточной Пруссии

Международно-правовые аспекты ликвидации Восточной Пруссии

Международно-правовые аспекты ликвидации Восточной Пруссии
 

В 1945 г. перестала существовать Восточная Пруссия. На одной трети ее территории была образована в составе РСФСР Калининградская область.
Обратимся к истории вопроса. О послевоенном устройстве Германии и международных отношениях СССР, Англии и США говорилось на высоком уровне уже осенью 1941 г. 27 ноября 1941 г. премьер-министр Великобритании У. Черчилль в беседе с советским полпредом впервые выдвинул идею о расчленении Германии как одном из необходимых элементов послевоенного устройства Европы. "Главная вина лежит на Пруссии", - сказал тогда Черчилль. А 7 декабря при новой встрече с полпредом уточнил свою мысль: "Основная задача состоит в том, чтобы раз и навсегда ликвидировать германскую опасность. Для этого необходимо полное разоружение Германии, по крайней мере на целое поколение, и раздробление Германии на части, прежде всего отделение Пруссии от остальных частей Германии".
С тех пор вопрос о разделении Германии стал одним из важных и постоянных пунктов в переговорах между союзниками - главными участниками антигитлеровской коалиции. В Англии и США идея расчленения Германии широко пропагандировалась в печати. Особую известность в связи с этим получили книги и статьи опытнейшего руководящего сотрудника английского министерства иностранных дел Ванситтарта.
В январе 1942 г. по распоряжению Рузвельта в США была создана "Консультативная комиссия по послевоенным проблемам", основной задачей которой являлась разработка планов послевоенного устройства Германии. Эта комиссия вскоре предложила на рассмотрение правительства США планы, которые предусматривали раздел Германии на три, пять или семь совершенно обособленных частей.
Что касается Советского Союза, то еще 16 декабря 1941 г. во время переговоров в Москве с А. Иденом Сталин предложил приложить к договору о совместных действиях секретный протокол, в котором предлагалось разделить Германию на ряд самостоятельных государств, отделить Восточную Пруссию и часть ее с Кенигсбергом передать СССР сроком на двадцать лет в качестве гарантии возмещения понесенных СССР убытков от войны с Германией.
Интерес к вопросу о том, как поступить с Германией после ее поражения, возрастал по мере военных побед над ней. Это побудило государственных деятелей трех держав к высказываниям о будущей судьбе Германии.
За разделение Германии выступил и министр иностранных дел Англии А. Иден, который изложил по этому вопросу подробный план. "Мы хотели бы, - говорил он, - разделения Германии на отдельные государства, в частности, мы хотели бы отделения Пруссии от остальных частей Германии".
Московская конференция подготовила условия для первой встречи глав правительств трех держав, которая и состоялась в Тегеране с 28 ноября по 1 декабря 1943 г.
На заседании 1 декабря 1943 г. президент Рузвельт предложил обсудить вопрос о возможности расчленения Германии. Приведем сокращенную стенограмму обсуждения этого вопроса.
Черчилль. Я хотел бы подчеркнуть, что корень зла Германии - Пруссия
Рузвельт. По моему мнению, Пруссия должна быть возможно ослаблена и уменьшена в своих размерах. Пруссия должна составлять первую самостоятельную часть Германии.
Черчилль. У меня две мысли: первая - это изоляция Пруссии от остальной Германии; вторая - это отделение южных провинций Германии... до Саксонии включительно. Я держал бы Пруссию в жестких условиях. Я считаю, что южные провинции легко оторвать от Пруссии... Люди, живущие в дунайском бассейне, не являются причиной войны. Во всяком случае, с пруссаками я поступил бы гораздо более сурово, чем с остальными немцами. Южные немцы не начнут новой войны.
Сталин. Мне не нравится план новых объединений государств. Если будет решено разделить Германию, то не надо создавать новых объединений... Черчилль увидит тогда, что в германской армии сражаются не одни пруссаки, но и немцы из остальных провинций Германии... Что касается немцев из отдельных провинций Германии, то они дерутся с одинаковым ожесточением.
Рузвельт. Я согласен с маршалом Сталиным, в частности, в том, что между немцами, происходящими из различных германских провинций, не существует разницы. 50 лет тому назад эта разница существовала, но сейчас все немецкие солдаты одинаковы. Правда, это не относится к прусскому офицерству.
Сталин. Нет никаких мер, которые смогли бы исключить возможность объединения Германии... Для меня ясно, что не нужно создавать новые объединения... Можно передать этот вопрос в Лондонскую комиссию, в которой имеются представители трех наших государств.
Черчилль. ...Я хотел бы зачитать следующее свое предложение по польскому вопросу. При этом я не прошу соглашаться с ним в том виде, как оно мною составлено, так как я сам еще не принял окончательного решения. Мое предложение гласит: "В принципе было принято, что очаг Польского государства и народа должен быть расположен между так называемой линией Керзона и линией реки Одер, с включением в состав Польши Восточной Пруссии и Оппельнской провинции. Но окончательное проведение границы требует тщательного изучения и возможного расселения населения в некоторых пунктах.
Сталин. Русские не имеют незамерзающих портов на Балтийском море. Поэтому русским нужны были бы незамерзающие порты Кенигсберг и Мемель и соответствующая часть территории Восточной Пруссии. Тем более что исторически - это исконно славянские земли. Если англичане согласны на передачу нам указанной территории, то мы будем согласны с формулой, предложенной Черчиллем.
Черчилль. Это очень интересное предложение, которое я обязательно изучу.
Итак, в Тегеране вновь прозвучала мысль о передаче Кенигсберга Советскому Союзу. И высказана она была И. Сталиным. 4 февраля 1944 г. в ответном послании У. Черчиллю по вопросу о границах Польши
И. Сталин вновь повторил свою мысль: "Что касается Вашего заявления полякам, что Польша могла бы значительно раздвинуть свои границы на западе и севере, то, как Вы знаете, мы с этим согласны с одной поправкой. Об этой поправке я говорил Вам и президенту в Тегеране. Мы претендуем на то, чтобы северо-восточная часть Восточной Пруссии, включая Кенигсберг, как незамерзающий порт, отошла к Советскому Союзу. Это единственный кусочек германской территории, на который мы претендуем...".
Современное международное право допускает изъятие определенной части территории государства - агрессора в качестве санкции в результате применения к агрессору мер ответственности, включающих в себя отторжение части территории, которая использовалась в качестве плацдарма для нападения, а также для того, чтобы в будущем не допустить возрождения агрессии. Такая территория становится неотъемлемой частью территории того государства, которому решено ее передать в соответствии с планом послевоенного регулирования.
Это и было взято за основу последующих переговоров на высшем уровне по вопросам послевоенного устройства границ в Европе.
Мысль Сталина стала еще одной идеей о последующей судьбе Восточной Пруссии. Англия и США в принципе согласились удовлетворить советское предложение. В послании И. В. Сталину, полученном в Москве 27 февраля 1944 г., Черчилль указал, что передачу СССР Кенигсберга и прилегающей к нему территории английское правительство считает "справедливой претензией со стороны России... Земля этой части Восточной Пруссии обагрена русской кровью, щедро пролитой за общее дело... Поэтому русские имеют историческую хорошо обоснованную претензию на эту немецкую территорию ".
Следует подчеркнуть, что с самого начала переговоров между союзными державами относительно послевоенного устройства границ в Европе вопрос о судьбе Восточной Пруссии постоянно рассматривался как часть так называемого польского вопроса. У. Черчилль 1 февраля 1944 г. в послании И. Сталину, информируя его о своей встрече с представителями польского правительства в Лондоне, передавал суть своего разговора: "Я сказал, что мы и вступили в войну из-за Польши, мы пошли на это не из-за какой-либо определенной границы, но ради существования сильной, свободной и независимой Польши, что поддерживает маршал Сталин...".
А вот телеграмма премьер-министра польского эмигрантского правительства С. Миколайчика представителю польского эмигрантского правительства в Польше о польско-советских переговорах в Москве (1944 г., октябрь 27, Лондон): "Переговоры в Москве принесли определенные плюсы. Главный из них - это отношение держав к нашим западным границам. Россия решительно поддерживает границу по Одре с Ополе, Щецином, Гданьском и Восточной Пруссией, за исключением Крулевца... За такую же западную и северную границу высказался и Черчилль, выразив готовность публично заявить об этом в случае урегулирования советско-польских отношений. Англо-советская декларация гарантировала бы передачу соответствующих территорий Польше и выселение с них немцев...".
Позиция США также была ясна. В одном из писем президента США Ф. Рузвельта премьер-министру эмигрантского правительства С. Миколайчику по вопросу о границах Польши (1944 г., ноябрь 17, Вашингтон) говорится: "...Что касается будущих границ Польши, то если польское, советское и английское правительства достигнут по этому вопросу соглашения одновременно с предложенной Польше компенсацией за счет Германии, то наше правительство возражать не будет...Если бы в связи с новыми границами Польского государства польское правительство и польский народ желали бы провести переселение национальных меньшинств из Польши или в Польшу, то правительство Соединенных Штатов ничего не имело бы против и в меру практических возможностей оказывало бы содействие такому переселению....".
На Ялтинской конференции в феврале 1945 г. главы СССР, США и Англии практически решили вопросы, связанные с будущими границами Польши и судьбой Восточной Пруссии. К согласию И. Сталина с У. Черчиллем по этому вопросу присоединился и Ф.Рузвельт. В советском протоколе пятого пленарного заседания Ялтинской конференции было записано: "...Делегация США согласна также с предоставлением Польше компенсации за счет Германии, а именно Восточной Пруссии к югу от Кенигсберга и Верхней Силезии вплоть до Одера. Однако Рузвельту кажется, что перенесение польской границы на Западную Нейсе мало оправдано...".
Сомнения Рузвельта были учтены, и конференция в Коммюнике ограничилась общим положением о том, что "...Польша должна получить существенное приращение территории на севере и западе. Они считают, что по вопросу о размере этих приращений в надлежащее время будет спрошено мнение польского правительства национального единства...".
О Кенигсберге и прилегающем к нему районе на Ялтинской конференции говорилось вскользь. Более подробно к проблеме Кенигсберга главы государств вернулись на Берлинской конференции, проходившей уже после окончания боевых действий в Европе, в Потсдаме с 17 июля по 2 августа 1945 г. Свои предложения относительно Кенигсбергской области советская делегация передала делегациям США и Англии для рассмотрения 22 июля. А уже 23 июля этот вопрос стоял в повестке дня шестого и седьмого заседаний. Позиции глав правительств США и Англии не изменились, и они подтвердили свое согласие о передаче СССР Кенигсберга и прилегающего района.
В сообщение о Берлинской конференции трех держав провозглашалось: "Конференция рассмотрела предложение Советского правительства о том, чтобы впредь до окончательного решения территориальных вопросов при мирном урегулировании прилегающая к Балтийскому морю часть западной границы СССР проходила от пункта на восточном берегу Данцигской бухты к востоку-севернее Браунсберга-Гольдапа к стыку границ Литвы, Польской Республики и Восточной Пруссии. Конференция согласилась в принципе с предложением Советского правительства о передаче Советскому Союзу г. Кенигсберга и прилегающего к нему района, как описано выше. Однако точная граница подлежит исследованию экспертов. Президент США и премьер-министр Великобритании заявили, что они поддержат это предложение конференции при предстоящем мирном урегулировании".
Итак, Потсдамская конференция признала необходимым исключить Восточную Пруссию из состава Германии и передать ее территорию Польше и СССР. Правда, "исследований экспертов" за этим не последовало в силу изменений в международных отношениях, но это не меняет сути дела. Никаких сроков (50 лет и т. д., как утверждают некоторые историки), на которые якобы Кенигсберг и прилегающий к нему район передавался СССР, союзные державы не устанавливали. Решение было окончательным и бессрочным.
Имели ли право главы трех союзных держав принять такое решение? Да. Во-первых, они выступали как страны-победительницы, которые диктуют свою волю побежденной стране, в данном случае агрессору-Германии. Следовательно, всякие оценки и выводы относительно послевоенной судьбы Восточной Пруссии и ее населения будут выглядеть искаженными, если их рассматривать не на фоне итогов второй мировой войны и не через осознание вины Германии как агрессора. Во-вторых, вопрос о послевоенных границах в Европе не был вопросом одного дня. Он обсуждался уже с осени 1941 года и на самых разных уровнях, то есть это было глубоко продуманное решение. При этом учитывался и опыт истории на международном уровне, касающийся, в частности, отнюдь не добровольного перемещения отдельных групп населения с одной территории на другую (например, на Балканском полуострове в 1912, 1913 гг.). Этот опыт после первой мировой войны был признан политиками вполне разумным, как способ обеспечения безопасности народов. Известно, что в 1923 г. после греко-турецкой войны в Лозанне был подписан международный договор, признавший необходимым с целью ликвидации "национальной черезполосицы", создававшей напряженность между двумя государствами, переместить более миллиона греков из Турции в Грецию, а турок (почти 350 тысяч) из Греции в Турцию. В-третьих, Германия как государство было сохранено, ее лишили лишь части бывшей империи, причем той, которую считали оплотом агрессии и, боясь в последующем возрождения нацизма и милитаризма, решили эту часть территории как государственное образование ликвидировать и передать под управление другим державам. В-четвертых, Советский Союз понес самые тяжелые потери в войне и имел право таким образом частично компенсировать тот ущерб, который был ему нанесен в результате боевых действий и оккупации его территорий фашистами.
Следует также подчеркнуть, что главы трех правительств-СССР, США и Великобритании - на своих конференциях выступали как юридическое лицо и имели право решать вопрос послевоенного регулирования положения в Европе. В последующем их решения были подтверждены в двухсторонних договорах между СССР, Польшей, Чехословакией, ГДР и ФРГ.
В 1975 году на Совещании в Хельсинки, собравшем руководителей 33 европейских государств, а также США и Канады, были подведены окончательные итоги второй мировой войны.
Сердцевину Заключительного акта, подписанного всеми участниками Совещания 1 августа 1975 г., составляет "Декларация принципов, которыми государства-участники будут руководствоваться во взаимных отношениях". Среди десяти принципов был провозглашен принцип нерушимости границ. В разделе "Нерушимость границ" говорилось: "Государства-участники рассматривают как нерушимые границы друг друга, так и границы всех государств в Европе, и поэтому они будут воздерживаться и сейчас и в будущем от новых посягательств на эти границы".
Договор об окончательном урегулировании германских проблем был подписан 12 сентября 1990 г. в Москве министрами иностранных дел ФРГ, ГДР, Франции, Советского Союза, Великобритании и Соединенных Штатов Америки. Правительства ФРГ и ГДР торжественно подтвердили, что с их земли будет исходить только мир, а также отказались от производства, владения и распространения оружия массового уничтожения. Объединенная Германия окончательно признала нерушимость всех послевоенных границ.
Вот так был решен вопрос о Восточной Пруссии... После распада СССР некоторые юристы, историки и политики Германии, Польши и Литвы, выражая, впрочем, свою личную точку зрения и настроения отдельных националистически настроенных групп, все чаще ставят под сомнение правомочность международно-правовых актов, касающихся судьбы Кенигсберга и прилегающего к нему района. Фактически делаются попытки ревизовать итоги второй мировой войны. Думается, что это не очень полезное занятие для развития добрососедства, партнерства и сотрудничества между Россией и указанными странами.
 
"Деловая жизнь"


Источник: http://www.enet.ru/~baltia/bl020212.html
Категория: Международно-правовые аспекты ликвидации Восточной Пруссии | Добавил: das (24.06.2010)
Просмотров: 5328 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2020