Главное меню
Статьи, документы
Фотоматериалы
Восточная Пруссия
Кенигсберг
Калининградская об
Калининград СССР
Калининград Россия
Поиск по сайту
Форма входа
Ваше мнение
Поддерживаете ли вы идею самоопределения Калининградской области как республики?
Всего ответов: 400
Статистика
Погода
Главная » Статьи » Общие исторические справки » Статьи

С.П. Урусов - Книга о лошади. (Тракенская лошадь. Восточно-прусская ремонтная лошадь)
С.П. Урусов - Книга о лошади


Тракенская лошадь
Восточно-прусская ремонтная лошадь



Во времена рыцарей было уже много заводов, принадлежавших рыцарству и дворянству, лошади коих славились даже заграницей, напротив рабочей местной породы невидимому не существовало. Большой удар прусскому коннозаводству был нанесен вторжением татар в 1656 году и сибирской язвой, свирепствовавшей в 1709—1711 годах.

Тракенский завод был основан в 1732 году императором-Фридрихом Вильгельмом I. В названном году было приведено в Тракенен и близ лежащие имения: Байергаллен, Ионасталь, Гуддин, Кальпакин, Гурдсцен и Биркенвальде 1101 лошадь, из различных местностей, как напр., заводы: Рагнит, Шрейтлаугкен, Будупенен, Инстербург, Батрикен, Балга, Бранденбург и др.

До тех пор Тракенен представлял собой болото, поросшее кустарником, и потребовалось целых семь лет, чтобы привести его в надлежащий вид.

О происхождении этого завода, г. Стекель, в журнале „Georgine" сообщает следующее: „в 1739 г. король Фридрих Великий подарил завод кронпринцу и потому главной задачею его сделалось развитие доходности. О влиянии тракененской лошади на местное коннозаводство и речи не было. Личная касса короля получала с завода ежегодно по 12—13 и до 18 т. талеров. Общее управление с 1746 по 1780 г. находилось в руках Домгарда, хотя в действительности, с 1771 г. военный советник Влемер принял в свои руки бразды правления и до 1789 г. вел все дела по плану, намеченному Домгардом.

Старания последнего извлечь пользу из королевского завода для местной лошади встретило препятствие в нежелании короля Фридриха II. Но Домгард имел привычку действовать в затруднительных случаях самостоятельно; таким образом, тайком и против воли короля, он в 1779 г. разрешил 10 жеребцам покрыть крестьянских кобыл. Сначала крестьяне отказались от этого, но когда один из них в селе Gr. Varninken продал за 100 талеров 3-х летнего жеребца, полученного от означенного опыта, то эта цена обратила на себя общее внимание и вызвала полное доверие к заводским жеребцам *). Когда король узнал об этом блестящем результате, он в свою очередь разрешил, чтобы ежегодно 10 жеребцов покрывали крестьянских кобыл, что и продолжалось до 1787 г. Дальнейшие предложение Дом-гарда не имели успеха и король отвечал на них возражением, что он слишком стар для такого обширного предприятия и предоставляет его развитие своему наследнику. Домгард сам умер в 1781 г. К счастью для завода, советник Влемер при преемниках Домгарда сохранил полную самостоятельность и в точности исполнял все намеченное Домгардом. Фридрих II в своем завещании не упомянул о Тракенене, а потому он поступил в категорию государственных земель и со времен Фридриха Вильгельма II управляется сообразно этому положению".

Материал, послуживший основанием для теперешнего завода, был •очень пестрого происхождение и весьма невысокого достоинства. Из 32 жеребцов, поступивших в Тракенен до 1749 г., 19 было неизвестного происхождение, 5 английских, 5 розенбургских, 1 бербериец, 1 неаполитанец и 1 тракенец. Кобылы были такого же смешанного происхождение. До 1789 г. в завод не поступало новых кобыл, а обходились своими. В 1740 году всех кобыл было 368, из них 19, наиболее тяжелых, случались с мулами. Но вскоре оказалось, что завод не в состоянии прокормить всего числа лошадей, и потому число кобыл было уменьшено до 300. Весь состав с 1256 голов уменьшился до 783.

Из 356 жеребцов, бывших в Тракенене за все время, т. е. с 1732 г., было родившихся в Тракенене—185, богемских—39, неизвестного происхождение—36, прусских — 31, английских—15, розенбургских—14, датских—10, из Берлина (без другого определение)—5, испанских — 3, неаполитанских — 3, восточных—1, персидских—1, берберийских—1, египетских—1, болгарских—1, силезских—1.

Из этих жеребцов выделяются своим потомством следующие три:

1) Persianer, персидской породы, бывший в заводе с 1739 по 1747 г.

2) Spinola, потомок первого, был в заводе с 1764 по 1780 г.

3) Pitt, чистокровный Английский, был в заводе с 1764 по 1771 г. Назначенный в 1786 году оберландшталмейстером, граф Линденау, начал свою деятельность тем, что исключил из 38 производителей Тракенского завода 25 и из 356 маток 144. В тоже время весь маточный материал был разделен на 4 категории. Верховые кобылы были сосредоточены в Тракенен и Байергаллен, гнедые верховые кобылы пошли в Кальпакин, вороные упряжные в Гурдсцен, рыжие упряжные в Гуддин. Такое разделение существует и поныне.

Граф Линденау не ограничился однако изгнанием порочных лошадей, но сказал, „что только лучине производители, будь они англичане или арабы, будут в заводе". Но благородному графу пришлось убедиться уже в 1808 году, что в такой бедной стране как Пруссия легче говорить, чем действовать.

В 1801 году в Тракенене было 262 кобылы собственного завода и кроме того:

28 Англииских.

16 из завода Фридриха Вильгельма в Нейштате, 19 из завода Ансбаха в Триесдорфе, 7 мекленбургских, 4 датских,

3 ансбахских крестьянских заводов, 2 прусских, 1 из Цвейбрюкена, 1 турецкая, 1 донская.

Всего . 346 кобыл.

Приблизительно около этого же времени стали появляться в заводских регистрах потомки знаменитого жеребца Turkmain-Atty. Об этой знаменитой лошади Френцель пишет следующее:

„Что касается жеребцов, служивших в Тракенском заводе с 1800 года, то я утверждаю, что в заводе всегда употреблялось более английской крови, чем восточной. Я знаю, что найдутся многие, которые вполне убеждены, что арабы, одни только арабы, создали славу завода, и что для удержание влияния его следует применять одну только арабскую кровь.

Разумеется, что хороший араб прекрасная лошадь и, при умелом подборе, мог бы принести пользу и в Тракенском заводе, если бы только был там. Но их там нет, и это видно из того факта, что из 45 чистокровных восточных жеребцов, бывших в заводе с 1786 года, только 3: Turkmain-Atty, Bagdadli и Nedjed были выдающимися производителями, и то первый и лучший из них был арабом только на бумаге. Следовательно, своему теперешнему положению завод обязан не восточной крови, но чистокровным английским же-


ребцам, которые по красоте не уступят лучшим арабам, а по величине, силе и прекрасному положению плеча на много превосходить их.

Я согласен, что хорошие арабы могут быть прекрасными производителями, но где их взять?"

Таким образом в Тракенском заводе английская кровь сослужила наибольшую службу, а восточная по-прежнему употребляется в заводе не меньше, а пожалуй еще больше, чем раньше.

Первый английский жеребец был Saxony, род. в 1800 году от Delphini и Charmer, переведенный в 1806 году из Фридрих-Вильгельмского завода в Тракенен.


После прусских поражений в 1806 году весь казенный конский материал был переведен через русскую границу и помещен в имениях графа Зубова (Ковенской губ.). Само собой понятно, что такое спешное бегство, в сильную стужу, не могло не отозваться губительно на составе этого завода. Только в 1807 году, после заключения мира, лошади попали домой. В следующих годах, до войны 1812-го года, в Тракенском заводе служили производителями, главным образом, потомки Turkmain-Atty.

В 1812 году во время бегства французов из России, заводу пришлось еще раз испытать путешествие. Сначала его отправили в Трептов в Померании, а затем в Силезию, где он оставался до мая следующего года. Осенью 1814 года умер прежний управляющий Тракенским заводом фон-Бело. Его преемником был известный ипполог фон-Бургсдорф, заведовавший заводом вплоть до 1843 года.

Едва ли стоит упоминать, что Бургсдорф принял в управление завод далеко не в блестящем положении, после целого ряда войн, что не мешало ему, в сравнительно небольшой промежуток времени, добиться удивительных результатов.

Бургсдорф был большим поклонником арабской лошади. Тем не менее, он никогда не пользовался в больших размерах восточною кровью в доверенном ему заводе. Даже в те годы, когда он случал лучших кобыл с арабскими жеребцами, он приобретал много английских жеребцов. Такая верность долгу тем более заслуживает внимания, что он имел полную возможность проводить в заводе все свои идеи.

После Бургсдорфа, во время управления которого завод пополнился многими чистокровными и полукровными жеребцами английского и восточного происхождения, следовали посредственности, управляющие Мюльгейм и Макс, из коих особенно последний старался испортить то, что было достигнуто трудами его маститого предшественника. К счастью они оставались недолго: Мюльгейм пробыл только до 1844, а Макс до 1847 г. После него был назначен фон-Шмихов, выдающийся ипполог и сторонник английской крови, передавший в 1864 году управление заводом фон-Дасселю. Последнего сменил в 1889 г. фон-Франкенберг, ныне же заводом управляет г. фон-Эттинген, бывший русский подданный, считающийся знатоком лошади и преимущественно кровной.

Фон-Шмихов стремился, с большим успехом, путем рационального подбора и кормления придать тракенским лошадям больше массы, не отнимая у них благородства. Тех же результатов добивался фон-Дассель. Им было предпринято даже с этой целью скрещивание тракенских кобыл с англо-норманнами, но такой опыт успеха не имел и потому был оставлен.

С дальнейшими успехами завода тесно связано имя г-на ф.-Эттинген, на которого выпала незавидная доля борьбы со множеством препятствии, наконец устраненных для работы по новому плану.

Предшественники оставили ему завод в хаотическом состоянии, луга и пастбища не были покрыты прежними, здоровыми травами, которых заменили менее питательные и даже вредные; недостаток строений и небрежность служащих значительно понизили дееспособность всего учреждения. Но в виду ущерба для войск Восточной Пруссии от такого состояния Тракенского завода, Ландтаг поспешил утвердить требуемые правительством суммы на устранение указанных недостатков.

Ныне молодые жеребцы в 31/2 летнем возрасте, а кобылы в 4-х-летнем, подвергаются основательной браковке; из первых отбирают лучших для заводских случек, остальные же идут для случки с крестьянскими матками, из кобыл выбирают заводских маток.

Комиссия постоянно осматривающая племенной состав составляется из следующих лиц: 1) королевский Oberlandstallmeister (старший местный инструктор), 2) председатель ремонтной комиссии, 3) два управляющих местными заводами, 4) делегат от местного центрального сельскохозяйственного общества.

После выбора лучших кобыл для завода, второй сорт поступает в королевские конюшни, остальные же продаются на весенних и осенних аукционах. Жеребцы разделяются на три категории: лучшие остаются в главном заводе, второй сорт распределяется по местным заводам Восточной Пруссии: в Инстербурге, Растенбурге, Гудвалине и Браунсберге, а в случае надобности и по другим заводам, преимущественно Западно-Прусским и Познанским; остаток поступает в придворные конюшни, или продается аукционным порядком.

В 1909 г. на заводе было всего 1400—1500 голов; из них 15 жеребцов - производителей (в числе которых находились английские чистокровные жеребцы Americus, Republique, Gorden, Hollander, Rhamses, M-sieur Gabriel, Agha, Le Nicham II, Red Prince, Le Justicier *), Bill of The Play, Pomp, и англ-араб Nana Sahib), далее 400 маток и около 1247 голов молодняка. Кобылы распределены по пяти табунам, каждый на отдельном хуторе. Молодняк, за исключением кобылок одно-леток, остающихся при центральном помещении, распределяется по другим хуторам: Биркенвальде, Бургсдорфгоф, Дангцкемен, Толкенишки, Ионасталь, Иодсцлаукен, Матишкемен; в Биркенвальде помещаются двухлетние кобылы упряжного типа, в Бургсдорфгофе кобылы двухлетки верхового типа, в Ионастале однолетние жеребчики, в Иодсцлаукене двухлетние и в Матишкемене трехлетние.

Тавро главного завода Тракенен изображает лосиный рог и помещается на правой ягодице.

В последние годы, когда холодная кровь стала распространяться в Восточной Пруссии, старались поддерживать чистоту полукровных жеребцов, чтобы удержать заводчиков на желаемом кровном типе. Прежде в заводе Тракенен перекармливали жеребцов, достигая обильного развития костяка, как у холоднокровной лошади, но в результате получилась тяжелая неуклюжая лошадь без аллюров и некрасивой формы.

Это был искусственный тип восточно-прусской модели, но с вычурным экстерьёром.

Жеребята получали сильный костяк только при самом обильном корме. От разведения таких лошадей скоро отказались, так как на них не было требования. Из этого видно, что можно значительно увеличить восточно-прусскую лошадь, но только до известного предела, иначе она вырождается в новый, нежелательный тип.

Г. фон - Эттинген для закрепления породы пользовался жеребцом Optimus. выращенным в Беберкен. От него пошли сильные матки с глубокою грудью. Жеребцы же от него были неособенно хороши, за исключением Polarsturm. Optimus имел много врагов, потому что его потомство отличалось спутанным ходом. Его скелет, выставленный в Тракенене, показывает, что шиповидные отростки его поясничных позвонков срослись, чем и определялась неуверенность хода в задних ногах. Это явление повторялось у большинства его потомков.

Ремонтная комиссия не покупает лошадей крови Optimus'a и можно надеяться, что эта кровь вскоре будет удалена из породы. Optimus, везде где он появлялся, вредил восточно-прусскому типу, увеличивая весь, но разрушая прекрасные формы; таким образом выбор г. фон-Эттингена был не из удачных.

Полукровными производителями в Тракенен за последние годы были Prince Optimus, от Optimus'a, тяжелый, безтипный, неуклюжий, и недостаточно сухой жеребец, имевший немногочисленное потомство; Polarsturm от Optimus'a, хороший, сухой, очень сильный жеребец, но с короткими, как бы отсеченными, задними ногами, вообще по типу не восточно-прусская лошадь; Morgenstrahl, от Blue Blood, очень хороший, благородный, и сильный жеребец, однако несколько мягкий и рыхлый, передающий эту черту потомству; далее Fischerknabe от Obdisk'a из Бебербек — громадный жеребец, сильный, но несколько длинный и дряблый, который, как и сын Morgenstrahl'я—Poet, неуклюж, имеет дурное плечо, и неудовлетворительные передние ноги. Самым молодым полукровным производителем в Тракенен был в 1909 г. гнедой Luftkonig (род. 1905 г.), от Perfectionist и коб. Luftkonigin, дочери Optimus'a. Это сильный и сухой жеребец. Его отец был чистокровный английский жеребец, выводной из Англии, им пользовались на заводе Тракенен с 1904 г. по 1906 г. Вследствие неизлечимого полома тазовой кости пришлось его уничтожить. Perfectionist был великолепным производителем; его гибель была для завода большой потерей. Он оставил после себя несколько хороших жеребцов, но в особенности хороши кобылы, его дочери.

В прежние времена тракененская лошадь была в среднем легкая благородная, элегантная, но калибром очень различная. Прекрасная шея, тонкая благородная голова и общая сухость оставались за нею; ноги всегда очень сухи и правильны, холка ясно выраженная, плечо не всегда удачно поставленное, средняя часть его нередко длинновата.

Самым благородным был табун смешанных мастей, типа верховой лошади. Точно также рыжий табун отличался таким же благородством и изящностью. Труднее всего сохранить вороной табун, потому что хорошие чистокровные и полукровные производители этой масти очень редки. Вороные лошади обыкновенно были крупнее, но за то менее благородны. Тракененская лошадь нынешнего времени значительно крупнее прежней, но к сожалению, с увеличением размеров исчезли прежние изящные формы. Вместо прежней красивой головы, встречаются тяжелые черепа и слишком толстые шеи. Нет прежней гармонии, лошади часто слишком длинны и неуклюжи.

Восточная Пруссия считается главным источником ремонта. Она разводит благородную, сухую, красивую, строевую лошадь; в особенности хороши некрупные, легкие лошади в гусарских и драгунских полках. Формы, соответствующие верховой езде, много благородства и изящества, большая выносливость и невзыскательность, составили ей славу прекрасной кавалерийской лошади. В последние годы, как уже выше сказано, старались увеличить размеры этой лошади, насколько это допускали экономические расчеты при воспитании; применяя слишком крупных, неуклюжих производителей, или несоответствующих чистокровных жеребцов, вызвали в восточно-прусской породе негодные образцы, отличающиеся излишней длиной и общей дисгармонией. Но хорошо сложенная лошадь все-таки преобладает, и с удалением слишком тяжелых производителей исчезнут и их негодные продукты. Главный упрек, который мировой рынок ставит восточно-прусской лошади, состоит в недостаточной активности. Этот недостаток десятками лет оставался без внимания в Тракенене, где преимущественно старались укрепить за своими питомцами правильность движений, что впрочем чрезвычайно важно для кавалерийских лошадей. Ныне требуется высокий, изящный и размашистый ход, к чему и стало стремиться восточно-прусское коннозаводство. В местных заводах уже встречаются жеребцы с высоким ходом и коннозаводчики стараются развивать в них энергичные движения. Придется избегать таких кровных производителей, которые на рыси слишком растягиваются.

Восточная Пруссия доставляет ремонтной комиссии ежегодно 12 т. лошадей, из которых комиссия покупает 6500; Баварские, Саксонские и Виртембергские комиссии тоже покупают в Восточной Пруссии, которая таким образом передает ремонту до 8000 лош. Цены назначенные для ремонта постепенно возвышаются вместе с расходами по производству. В 1907 г. средняя цена для Восточно-Прусского ремонта была 990 мар. Высшая цена вырученная за хорошую ремонтную лошадь составляла 1500 мар. Средняя цена быстро возрастает: в 1905 г.— 946 мар., в 1902 г. —897 мар., в 1890 г. — 882 мар., в 1880 г.— 770 мар.

Восточная Пруссия имеет 4 казенных случных пункта:

Гудваллен с ............. 220 жер.
Георгиенбург ......... 220 жер.
Растенбург .......... 180 жер.
Браунсберг ........... 165 жер Из этих производителей 30 английских
чистокровных.

К Георгиенбургскому пункту ныне присоединен завод, купленный по смерти г. фон Симпсон Георгиенбург и называемый "Цвион Георгиенбург". В нем 50 маток.

В самом способе разведения восточно-прусской лошади проведен принцип разделения труда. Мелкий фермер или крестьянин продает жеребенка, после отнятия от матки, помещику, который занимается его воспитанием, и затем продает в ремонт, а лучшие экземпляры продает в качестве производителей. Эти местные производители пользуются большим вниманием при воспитании и подвергаются серьезной работе, как в рабочем экипаже, так и под седлом. И ремонтные лошади подвергаются суровому воспитанию, оставляются на вольном воздухе, чтобы из них вышли выносливые строевые лошади. Некоторые частные заводчики ставят до 70 лошадей в год. Они покупают жеребят, сами или при посредстве скупщиков-агентов, которые знают каждую матку в округе. Жеребята от известных маток часто продаются в утробе матери. Среднего достоинства жеребята продаются по 250 — 400 марок, лучшие за 700—800 мар. Государство назначает для местных производителей Восточной Пруссии от 3.000 до 10.000 марок. Лучший частный завод в этой стране принадлежит г. ф.-Цицевиц и находится в Веддерне, близ Даркемен. В нем 65 рыжих маток. Из Веддерна получаются лучшие производители, поступающие на случной пункт в Гудваллен. Другие частные заводы следующие:

Сциргупенен принадлежит г-же ф.-Шенфельс, Тильгаз графа Кальнейна, Домбровкен г. В. Фохта, Бунлиен г. Шульца, Дворацкен г. Плеве, Лаукишкен г. Биберштейна, Шлобитен князя Дона-Шлобитен, Милкжен г-жи Доналиес-Тон, Юдитен г. ф.-Кунгейм, Волфсдорф г. ф.-Шретер, Вилкау барона ф.-Раутер, Биркенфельд г. Тотенгефер, Иесай г. Кнопа, Шромбенен г. Громмацки, Aмaлиенгoф г. Гехта, Перкал-лен г Рейш, Грумбковкейтен г-жи Геденрейх, Пусперн г. Кезвурм, Альтгоф-Инстербург г. Брандеса, Штейнорт графа Лендорфа, Гей-сельн г. Рейбница.

Многие из прусских заводов с громкою славою, в последние два десятилетия закрылись.

Постепенно в течете последних лет холодная кровь проникла в Восточную Пруссии: это обстоятельство грозит породе уменьшением достоинств ремонтной лошади. В самом центре ремонтных заводов холодная кровь пока представлена только отдельными экземплярами. В округах Даркемен, Гольдап, Гумбиннен, Инстербург, Нидерунг, Пилькаллен, Рагнит, Сталупенен и Тильзит еще процветает разведете ремонтной лошади и сохранится пока цены на нее останутся выгодными. Но в округах Кенигсбергском и Алленштейнском холодно-кровное коневодство водворилось в значительной степени. В 1909 г, в Восточной Пруссии уже 300 холоднокровных производителей различных пород покрывали местных кобыл.

В 1908 г. образовался „Союз для распространения холоднокровного коневодства в Восточной Пруссии", целью которого служит водворение бельгийской породы и учреждение в Восточной Пруссии отдельно от чистокровного коннозаводства отрасли холоднокровной. В действительности в Восточной Пруссии ощущается необходимость в тяжелой рабочей лошади и эта провинция так обширна, что может вместить оба рода конского хозяйства. Но для ремонта необходимо сохранить прежние заводы с представительницами хорошего типа маток.

Восточно-Прусский студ-бук до 1909 г. вышел в 4-х томах и 4-х прибавлениях к 4-му тому. Последний том вышел в 2-х частях в 1904 г. и с тех пор ежегодно выходило по прибавлению к нему. До 1908 г. было внесено 8.870 кобыл.

Пять главных конских заводов в Тракенен, Градице, Бебербеке, Цвион Георгиенбург и Нейштадте имеют годового дохода 1.176.992 марки, расхода же на 2.518.602 марки и следовательно требуют субсидию в 1.341.610 мар.—18 местных заводов требуют субсидию в 1.852.419 мар., расходуя ежегодно 4.167.310 мар. при доходе в 2.314.891 мар. Самую крупную субсидию получает прирейнский завод— Викрат, всего 193.333 мар.

Расходы на воспитание каждого производителя в Тракенен обходятся, как нам говорили, в 11.000 марок; такой расход оказывается незначительным при сравнении его с расходами французского коннозаводства, которое в 1907 г. заплатило за англо-нормандского полукровного жеребца Beaumanoir 70.000 франков, в 1905 г. за его отца Narquois, сына Fuschia, 34.000 фр., а в 1904 г. за 4-х летнего Azur, сына Juvigny, 40.000 фр., вообще же французское правительство тратить ежегодно более 1 миллиона франков на покупку трех или четырехлетних англо-нормандских полукровных жеребцов.

В самом Тракенене стоят кобылы легкого верхового типа. Анонимный автор полагает, что это отделеше более всего напоминает восточных предков тракенцев. „Удивительно грациозные и изящные движения у всех этих лошадей", пишет он. „Но при этом у всех кобыл прекрасные сухие передние конечности, с широкими суставами и ясно обрисовывающимися эластичными сухожилиями. К тому же копыта малы и крепки. Задние конечности сильны с крепкими скакательными суставами".

В Гурдсцене стоят кобылы вороной масти и по большей части потомки Venerato, Vorwarts и Journey. Все они тяжелого упряжного типа.

В Кальпакине отделение, состоящее из гнедых кобыл легкого упряжного типа. Все они отличаются сухостью, изяществом и нарядностью движений, хотя не так крупны, как вороные.

Тракенская лошадь, несмотря на производимое приятное впечатление, все же не представляет собой идеала. К ее хорошим качествам относятся: прекрасный темперамент, выносливость, благородная голова, хорошая шея, крепкая спина и хорошие ребра; неудовлетворительны глубина и положение плеча; кроме того, если тракенца нельзя назвать высоконогой лошадью, то он однако же и не низок на ногах и при его росте (165—175 см.), он кажется немного узким и легким. 

Наконец его движения недостаточно элегантны; на последний недостаток особенно указывает г. де-Корлит в своем „Rapport sur une mission hippique en Allemagne". Тот факт, что лошади Восточной Пруссии имели очень скромный успех на международной выставке в Лондоне, несколько лет тому назад, указывает на то, что Тракенский завод не достиг еще той точки, когда остается уже только сохранить достигнутое и не добиваться улучшений.



Источник http://www.cnshb.ru/AKDiL/0005/base/244.shtm


Категория: Статьи | Добавил: das (18.02.2012)
Просмотров: 2817 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2020